30 Мая, 2017

«Японцы очень любят «Ақсақ құлан»

1243 раз показано

С Такахаши Наоки я впервые познакомилась в 2006 году. В Казахстанско-Японском центре развития человеческих ресурсов в Алматы вместе с гостями из Японии мы с удовольствием посмотрели выступление молодого японца. Одетый в кимоно, он с домброй в руках исполнял казахские традиционные песни. Мы познакомились с ним, а впоследствии и подружились. Он рассказал мне, что выучил песни у традиционного певца Нуржана Жанпеисова, изучает древнее музыкальное искусство казахов и стремится познакомить с ним Японию. Надо сказать, Такахаши всей душой отдается казахскому искусству. В 2007 году занял первое место на конкурсе имени Данеша Ракишева. Недавно во время очередной встречи я взяла у него интервью.

- Такахаши сан, мы до сих пор помним Ваш концерт в зале «Казахконцерта» в Алматы весной 2007 года, где Вы исполнили песни «Қайран заман», «Игай-ау» и другие подобные песни и кюи. С того дня прошло десять лет. Какими новыми песнями пополнился за это время Ваш репертуар?

- В 2005-2007 годах я выучил около 90 традиционных песен благодаря деятелю культуры Казахстана Нуржану Жанпеисову, примерно двадцать из них исполняю на профессиональном уровне. Как Вы знаете, он является последним учеником Данеша Ракишева. С помощью своего наставника я, помимо народных песен «Гүлдариға» и «Шилі өзен», выучил также песни таких казахских композиторов, как Данеш Ракишев, Асет Найманбайулы. Среди них мне особенно нравится песня Асета «Кіші Ардақ», которую исполняю с большим вдохновением. Думаю, что ее мелодия и казахская природа близки друг другу, как близнецы. Одной из моих любимых песен является и «Белжайлау сазы» из репертуара Данеша Ракишева. Удивительная песня, проникает в душу подобно светлому лучу солнца!

Кроме песен Нуржана Жанпеисова и Данеша Ракишева, нравится также слушать произведения таких популярных музыкантов, как Кайрат Байбосынов, Жанибек Карменов. Сейчас я стремлюсь совершенствоваться в творческом плане и начал исполнять песни с древним казахским инструментом кобызом. Игре на кобызе выучился самостоятельно. В сопровождении кобыза пою песни «Ағажай Алтай», «Жорғатай». Что касается кюев, их я знаю около двадцати. Все-таки песни мне ближе, поэтому пока на высоком уровне могу исполнять только десять кюев. В этом жанре мне очень нравятся произведения Сугира. Наслаждаюсь, исполняя такие кюи, как «Аққу», «Тоғыз тарау», «Бес жорға». Кюи исполняю в основном только тогда, когда остаюсь один. Научился играть также на сыбызгы.

- Вы прилагаете огромные усилия по пропаганде в Японии казахских песен и мелодий. Об этом не раз с восхищением писали японские журналисты. Как Вы сумели добиться такой популярности?

- В каждом регионе Японии мы ежегодно организовываем 4-5 концертов. Пропаганда казахских песен не является моим профессиональным занятием. Моя основная специальность – учитель английского языка, я преподаю этот предмет в старших классах школы. Работа педагога – суматошная и требует большой самоотдачи. Представители этой профессии, в какой бы стране они ни проживали, не имеют ни времени, ни возможностей для того, чтобы заниматься еще чем-нибудь другим. Однако, я всей душой полюбил казахское традиционное искусство и очень хочу, чтобы это огромное духовное богатство стало ближе моим соотечественникам. Поэтому, несмотря ни на что, всегда нахожу время для организации концертов.

В прошлом году провели несколько крупных мероприятий. Например, в Осака есть национальный этнологический музей Японии. В этом музее были обновлены экспонаты, знакомящие с культурой казахов и других народов Центральной Азии. И мне поступило предложение ознакомить с национальным искусством казахов во время церемонии открытия. Поэтому мы не только выступили с концертом, но и продемонстрировали зрителям вблизи, как извлекаются звуки из представленных в музее домбры и кобыза. В просторном фойе музея собрались более 200 человек. И это были не случайные посетители, а истинные ценители культуры стран Центральной Азии, в том числе Казахстана. В прошлом году, когда в Японию прибыл с официальным визитом Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, я по приглашению Премьер-Министра нашей страны участвовал в церемонии ужина. Конечно же, участие в таких ответственных мероприятиях я воспринимаю как высокую оценку моего искусства в стране.
- Как воспринимает казахскую музыку на Ваших концертах местное население?
- Большинство говорят, что с удовольствием слушали редкие, непривычные для их слуха песни из далёкой страны. Многие японцы воспринимают Казахстан как географически далёкую и загадочную страну. Я был свидетелем того, как пришедшие на концерт зрители всецело отдавались музыке, внимательно слушали каждую песню. Есть японцы, которые могут исполнять музыкальные произведения на казахских инструментах, но их очень мало. Думаю, что у нас несоизмеримо больше соотечественников, которые мастерски освоили песни и мелодии Монголии. Например, у нас очень популярен монгольский национальный инструмент моринхуур. В учебник родного языка в начальной школе даже включена монгольская сказка, связанная с моринхууром. Скажите мне, если есть хорошая сказка о домбре…
- А разве кюй «
Ақсақ құлан» не связан с замечательной легендой, где говорится о необыкновенных свойствах домбры?
- Да, я знаю кюй «Ақсақ құлан». Он занимает особое место в моем репертуаре. На каждом концерте я рассказываю легенду, а моя жена исполняет этот кюй. Японцы очень любят «Ақсақ құлан». Сейчас я изучаю взаимосвязь музыки с легендами и сказками. Моя супруга тоже человек искусства. Мы вдвоём пропагандируем казахское искусство. Она обучает секретам игры на домбре японцев, проявляющих интерес к этому музыкальному инструменту.
- Мы знаем, что Вы прекрасно исполняете древнюю музыку и других народов Центральной Азии, народов Алтая.
- Действительно, в 2005-2007 годах я выучил кыргызские, каракалпакские мелодии. Однако многие из них уже забыл, поскольку не упражнялся. В национальной музыке кыргызов и каракалпаков вследствие географической и культурной близости есть много схожего с казахской. В 2005 году в городе Нукус Каракалпакстана я встречался с исследователями музыки, мастерами, которые изготавливают инструменты. Тогда один каракалпакский музыкант исполнил на дутаре кюй Курмангазы «Балбырауын». Эта мелодия звучала иначе, поскольку была другая аранжировка. Таким образом я как бы открыл для себя новую грань казахской мелодии у родственных казахам наций. По-особенному запомнилась мне и одна из кыргызских песен. Песню Ата Огонбаева «Ой, бұлбұл» исполнял Данеш Ракишев. Теперь я тоже ее исполняю.
- В одном из своих прежних интервью Вы сказали, что когда поете казахскую народную песню, испытываете особый трепет. С каким настроением Вы воспринимаете казахскую традиционную песню, когда она звучит на японских островах?
- Когда звучит казахская песня, я испытываю наслаждение. У Асета Найманбайулы в песне «Қысмет» есть строки, где песня уподобляется рассыпающемуся жемчугу. Когда я исполняю эту песню, кажется, будто каждое её слово выходит из моего горла так, словно рассыпается жемчуг. В казахских песнях слова звучат необыкновенно красиво. В современном японском языке не встречаются такие звуки, как
ә, ұ, ө, ү, ы, і. В японском языке пять гласных звуков: а, и, у, э, о. Думаю, до 1300 года звуковые особенности, присущие казахскому языку, были характерны и для японского языка. Удивительно, но когда я исполняю традиционные казахские песни, я ощущаю исконную близость наших стран. Возможно, в этом сказалось то, что я читал старые японские тексты, как, например, самый древний японский стихотворный сборник «Манъйошю», относящийся приблизительно к VII веку.

- Есть ли схожесть между японскими и казахскими мелодиями?

- Японские и казахские песни абсолютно разные. Очень похожи манера исполнения и мелодия монгольской песни «Уртын дуу» с песнями японского региона Тоухоку. Однако, монгольские мелодии и казахская музыка также далеки друг от друга. Точно так же различны музыкальные вкусы представителей кочевой цивилизации казахов и исконных земледельцев японцев. Впрочем, в древних рукописях есть сведения о том, что мелодии японской классической музыки гагаку пришли из Центральной Азии. Известно также, что большинство таких национальных инструментов японцев, как «бива», «шямисэн», «кокю», пришли через Китай из Центральной Азии. Кажется, в те времена до японских островов не дошли только домбра и кобыз.

- Наверное, в минуты вдохновения Вы и сами сочиняете песни?

- Бывает такое, что я беру в руки домбру и исполняю на ней воображаемые мелодии. К сожалению, дальше этого дело не идет, возможно, потому что они еше не полностью готовы. Но я мечтаю написать замечательную песню или мелодию, которая навечно останется в памяти народа. Мечта ведь не должна обмануть…

- Желаю Вам неиссякаемой энергии в пропаганде казахских песен и мелодий, Такахаши сан!

 

Беседовала

Шарафат ЖЫЛКЫБАЕВА
 

Последние новости

Спорт будет доступен для всех!

Регионы • 12 Августа, 2021

Зоопарку Шымкента – 41 год!

Регионы • 26 Июня, 2021

Героиня нашего времени

Интервью • 16 Июня, 2021

Похожие новости